April 13th, 2011

Панфилиада. 2

Болезнь.

Плохо быть больным, старым и никому не нужным. Хорошо быть здоровым, богатым и всеми уважаемым. Кто спорит?
Панфилов сковырнулся с протертого кресла и встал на колени, чтобы заглянуть под диван. Где-то должна была оставаться бутылка водки, на полстакана должно хватить. Панфилов пошарил рукой под диваном, но кроме пыли и прошлогодних окаменевших носков ничего не нашел.
«Да, ситуация», - подумал Смешной. - И что теперь на это скажет Алексеева? На паперть идти или на панели лежать? Кряхтя, Панфилов поднялся и, покачиваясь, прошел на кухню. Чистой посуды оставалось все меньше и меньше, так что приходилось есть постоянно из грязных тарелок. Он открыл холодильник и зачарованно уставился в его зловонную пустоту. Последняя банка тушенки, которую он специально оставил к празднику 7 Ноября, стояла пустой и старательно облизанной.
Не иначе, как провалы в памяти, - посетовал Панфилов. – «Видимо, встал я еще ночью и во сне выпил водку и закусил тушенкой... Но почему тогда я голоден и у меня нет похмелья»? Панфилов матюкнулся. Слова, сказанные им, так и остались в его комнате, не вызвав ни у кого никакого протеста или ассоциаций. Панфилов был одинок и никому не нужен. Вдобавок к этому, он был стар и в плохом настроении. В этот момент в дверь несколько раз позвонили.

«Может быть, сосед? - предположил Панфилов. - А что, если он даст мне взаймы, а еще лучше просто так? Тогда я назову его хорошим человеком... Или, по крайней мере, хорошо подумаю об этом кретине...» Шаркая валенками, Панфилов прошел в захламленную прихожую и осторожно открыл дверь.
На него смотрели два раскормленных мордоворота. Один - кавказец, со жгучими черными глазами, другой - блондинчик, глаза чистые, как слеза самогона. У обоих руки засунуты в карманы. Оба были в черных костюмах и черных очках.
- Олег Панфилов?
- Допустим, - по привычке Панфилов не любил отвечать на слишком прямо поставленные вопросы.
- Панфилов, вы нужны партии!
- Ну, проходите.
- Гмертошвили, - с сильным акцентом представился первый, не протягивая, впрочем, руку. - А это мой помощник Супчик. Мы из ЧК.
- Гмерто... Как, как?
- Гмертошвили, - повторил кавказец.
- Странная кличка.
- Это фамилия.
- Все равно хрен выговоришь.
- Может быть. Товарищ Панфилов, вы нужны делу партии!
Панфилов приосанился.
- Возьмите с собой все документы, какие есть в доме, - сказал Супчик, осматривая квартиру - Хорошая у вас квартирка.
- Ничего, - согласился Панфилов. - Сортир совмещен с ванной, балкон с мусоропроводом.
- Одевайтесь и не забудьте взять документы. - поторопил Гмертошвили. - Склероза у вас еще нет?
«Склероза нет, но появились провалы в памяти», - ответил Панфилов и забыл сказать это вслух.
Он быстро собрался и нашел старый потертый портфель со своими документами. Они спустились по лестнице и вышли во двор, где стоял «БМВ» с наглухо затонированными окнами. Сосед, сидевший на лавочке, поздоровался с Панфиловым простуженным голосом и хотел напомнить о долге в двадцать баксов, но постеснялся мордастых спутников Смешного. Панфилов принял загадочный вид, словно находился на секретной операции, и, не глядя на своего кредитора, важно сел в машину.

Машина остановилась у заброшенного трехэтажного здания, которое было предназначено на снос. Панфилов и его спутники прошли через строительный мусор и спустились по загаженной лестнице в темный подвал.

Континует...